Лимарев В.Н.

Золотой век китайской поэзии.

Поэты.

Период 626- 755 гг. существования империи Тан была периодом в китайской истории, когда страной управляли поэты. Стихи сочиняли императоры и министры; каждый прием во дворце превращался в поэтическое соревнование. В соответствие с установленными традициями - культурный человек должен был уметь писать стихи. Во время государственных экзаменов на получение ученой степени, и при поручении должности чиновника кандидат обязан был продемонстрировать свое ученость и умение излагать свои мысли в стихах. Стихи читали как во дворце, так и в домах чиновников и простолюдинов. Многие стихи стали народными песнями. Во время отдыха на природе в горах, во время дружеских попоек чиновники читали друг другу стихи.

До нашего времени дошли 50 тысяч стихотворений этого периода, которые принадлежат 2 тысяч авторов.

Величайший поэт Ван Вэй (699 -759) был одновременно знаменитым художником и каллиграфом. Он стал родоначальником пейзажной лирики. Некоторые его стихи ещё при жизни стали популярными романсами. Ему приписывают трактат по теории пейзажной живописи: “Тайны пейзажа”.

Поэта Ли Бо (701-762) современники называли небожителем, изгнанным на землю. В творчестве Ли Бо слились конфуцианский рационализм с мечтательным даосизмом. От романтических стихов юности он перешел к стихам, в которых звучали печаль и обличение. Романтичной была его смерть: он утонул в реке, пытаясь пройти по лунной дорожке.

Творческое наследие поэта Ду Фу (712-770) оценено его потомка, как поэзия человека глубоко озабоченного судьбой своей страны. В его творчество большое место занимают стихи выражающее протест против разрушительных войн, социальной несправедливости.

Ван Бо (649 -676)

Не будем мы как маленькие дети

С тобою плакать, расставаясь у калитки.

Ждут впереди, как прежде, переправы.

Чиньаня башни - тройного Цинь начало.

Сквозь ветер и туман свой путь я вижу.

Ведь мы скитальцы и в разъездах часто.

И где бы ни были:

У края неба, меж горами,

Всегда присутствуют незримо с нами

Все те, кто нам душевно близок.

(перевод Л. Эйдлина, литературная обработка Лимарева В.Н.)

*

Ян Цзын (650-692)

Бой барабанов над западною столицей

В сердце от них непокой и тревога.

Латники конные вынесли знак полководца.

Вьются знамена вокруг Стен Дракона.

Лучше в походе командовать сотней,

Чем коротать одному время с книгой.

(перевод В. Рогова, литературная обработка Лимарева В.Н.)

*

Чэнь Цзыан (661-702)

(отрывок стихотворения “Потрясен встречей”)

Гордятся люди рынка ловкостью, смекалкой.

Гордятся люди рынка ловкостью, смекалкой.

Их жизнь, как затянувшееся детство.

Мошенничеством, мотовством кичатся.

И не способны в суете помыслить,

Как жизненный путь их завершится.

Они с разочарованьем оставят землю.

Расставшись с жизнью, в беспредельность канут.

Им постичь бы истин сокровенья.

Глотнув глоток живительный напитка

Из чайника наполненного Дао.

(перевод Л. Эйдлина, литературная обработка Лимарева В.Н.)

*

Хэ Чжичжан (659-744)

Молодым я отчий дом покинул.

Молодым я отчий дом покинул.

Стариком домой я воротился.

Все в округе так переменилось,

Неизменен только говор здешний.

Незнакомые на улицах дети

На меня глядят из любопытства.

Просят рассказать им о чужбине,

О краях, где был я эти годы.

А о том, что пережил я много

Говорят мои виски седые.

(перевод Л. Эйдлина, литературная обработка Лимарева В.Н.)

*

Мэн Хаожань (689-740)

Опять на чужбине.

Опять на чужбине.

О родине думы

Тревожат меня все сильней.

На башню взошел я,

Чтоб родину видеть,

Всмотревшись поверх тополей.

Я вижу изгибы древнейшей плотины

А родина дальше, за ней.

Гусей перелет по холодному небу

И сердце забилось сильней

Вдруг, крик обезьяны

Нутро встрепенулось

И, слезы…!

….

Я с башни спустился

А утром…

Письмо в восемь строк

Мой друг, мой соратник

Родным и любимым

На родину нашу повез.

(перевод Л. Эйдлина, литературная обработка Лимарева В.Н.)

*

Цуй Хао (? -754)

Дождь моросит

На хмурой заре.

Вяло забрезжил

День во дворе.

Вижу лишайник

На старой стене.

Хочет вползти он

На платье ко мне.

(перевод В. Алексеева.)

*

Ван Вэй (701-761)

Наложница Бань.

Любви императора

Призрак пустой

За пологом ждет.

Уж полночь!

Осенняя полночь -

Темна.

В безлюдных покоях

Царит тишина.

Печально мигает

Лишь лампа одна.

У терема сникли

Метелки травы,

Желтеющей и негустой.

Терпения нет.

Свирелям и флейтам внимаю,

И вот:

Я вижу:

Как мимо ворот

Несут паланкин…

…золотой!

И как по веленью

Волшебной руки

В окне засияли огни-светлячки.

(перевод Арк. Швейнберга, литературная обработка Лимарева В.Н.)

*

Ли Бо ( 701-762)

Флейты печальные звуки Цинской деве не спится.

Флейты печальные звуки.

Цинской деве не спится.

В башне, луной озаренной.

Сердце влюбленной томится.

Распускалась ива,

Когда расставалась с любимым

Год пролетает за годом,

Но на дороге к Сяньяну

Пыль под конем не клубится.

Осень теперь воцарилась.

Западный ветер прохладный.

Солнце за могилами скрылось,

Что вереницей у храма.

(перевод А. Басманова, литературная обработка Лимарева В.Н.)

*

Ван Вэй (701-761)

Когда Вы были молоды

Писал я ваш портрет

О, мудрый Цуй

С тех пор минуло

Много лет

О, мудрый Цуй

Теперь уж молодость

Ушла

О, мудрый, Цуй

И голова ваша

Седа

О, мудрый Цуй

Пускай теперь Ваши

Друзья

О, мудрый Цуй

Увидят юности портрет

Вас, мудрый Цуй

(перевод Арк. Швейнберга, литературная обработка Лимарева В.Н.)

*

Ли Бо ( 701-762)

Гляжу на горные хребты.

За сизой дымкой вдали

Горит закат.

Гляжу на горные хребты,

На водопад.

Летит он с облачных высот

Сквозь горный лес.

И кажется, то Млечный путь

Упал с небес.

(перевод А. Гитовича.)

*

Ду Фу (712-770)

Прощанье старика.

Прощанье старика.

Теперь не слышишь

Радости в Китае

Я стар и слаб

Но нет и мне покоя

Зачем же я

Помилован судьбою

Погибли внуки

И погибли дети.

Иду из дома

Бросив посох грубый

Мне повезло

Что сохранились зубы

И только

Кости старческие ноют

Жена старуха

На ветру рыдает

Ей холодно

А платье без подкладки

Не навсегда ли

Наше расставанье

И за нее

Душа моя в тревоге

И уходя

Я слышу причитанья

О том, чтоб я

Берег себя в дороге

Бывают в жизни

Встречи и разлуки

Но самому для них

Как выбрать время

В тоске и горе

Ухожу надолго

Мне тягостно

Вздыхаю перед всеми

Начальника

Как это подобает,

Приветствую

Чтоб было все в порядке

По всей стране

В тревоге гарнизоны

В огнях сигнальных

Горные вершины

И трупы свалены

В траве зеленой

Солдатской кровью

Окрашены долины

Так неужели ж

Уклонюсь от долга?

(перевод А. Гитовича, литературная обработка Лимарева В.Н.)

*

Ду Фу (712-770)

Как пусто все

На родине моей:

Поля у хижин

В зарослях полыни.

В деревне нашей

Было сто семей,

А ныне нет их

Даже и в помине.

От выживших

Давно уж нет вестей.

Погибшие

На поле боя сгнили.

А я,

Из пограничных областей

Сюда вернулся

Старою тропою.

Пичуга - птица

Помнит о гнезде,

А человек стремится

В дом родимый.

По улицам иду я.

Тишина…!

Скупое солнце

Еле золотится.

И попадаются

Навстречу мне

Лишь тощие

Облезлые лисицы.

С мотыгой на плече,

Весенним днем,

Пошел я в наше поле

За рекою.

Но разузнал чиновник

Обо мне…

Мне снова барабан

Не даст покоя.

Теперь

Куда угодно посылай.

Мне не придется

Думать о разлуке.

Нет у меня

Ни дома, ни семьи.

Лишь мать печалит

Помыслы мои:

Кто будет приносить цветы

К её могиле.

(перевод А. Гитовича, литературная обработка Лимарева В.Н.)

*

Ду Фу (712-770)

Прощание новобрачных

(отрывок)

Когда в деревне

женится солдат,

То радоваться рано

Говорят.

Еще её

Девичье тело

Согреть мою циновку

не успело:

Мы поженились вечером –

И вот

Рассвет нас

За разлукой застает.

Жену я покидаю

Утром рано,

Чтоб защищать

Границу у Хэяна

Жизнь людей

Полна скорбей и мук.

Нам долго не увидеться

Мой друг.

(перевод А. Гитовича.)





  • главная