Авторский сайт Лимарева В.Н.

Лимарев В.Н.

Планета Зольба.

(научно-фантастический рассказ)

После того как, была принята программа “Интеллектуальный штурм”, прошел не один десяток космических лет, но мы так и не смогли найти хотя бы одну внеземную цивилизацию, которая стала бы нашим партнером в решение задач, поставленных “Высшим Интеллектуальным Советом”.

Планета Зольба, - цель очередной нашей командировки, организованной в рамках программы, встретила нас, - группу разведчиков из трех человек, неприветливо. Она была очень похожа на нашу Землю в экологически грязный период её развития, и мы надеялись на встречу с её разумными жителями. Подобрали место для нашей базы в центре давно покинутого жителями города.

Грязная, масляная река, рассекающая город на две неравные части, текла среди кучи мусора, остатков каких-то предметов. По берегам реки были развалины, вид которых свидетельствовал о том, что прошел не один десяток космических лет, после их строительства. Мы окунулись как бы в прошлое своей планеты; найденные нами предметы напоминали вещи из музеев древности. По всем признакам - на планете существовала и возможно существует жизнь. Чахлая растительности и микроорганизмы –все живое, что нам удалось пока обнаружить. Создавалось впечатление, что город покинут жителями не после катастрофы, а добровольно, как при переезде на другое место жительства. Не было так же останков обитателей разумной планеты. В поисках разгадки на волнующие нас вопросы мы поднялись на высокогорное плато, пологим склоном спускающее к реке. Горизонт из-за синеватого тумана, покрывающего плато, не был виден, и только неотчетливые контуры каких то сооружений манили нас в неизведанное. На двух вездеходах мы стали углубляться в центральную часть плато. Вездеходы синхронно двигались в обозначенном направлении, постепенно замедляя ход, как будто двигались на встречу сильному ветру, сила которого, по мере того как мы продвигались, возрастала, наконец, техника остановилось. Очевидно, перед нами было мощное силовое поле. О движении вперед не было и речи.

На следующий день мы были готовы продолжить штурм укрепленного района. Наши вездеходы везли необходимое оборудование для создания бреши в силовом поле. Они параллельно двинулись в глубь территории, постепенно наращивая мощность противополя, наконец, достигнув определенной глубины продвижения, остановились, создавая узкий коридор, по которому мог бы беспрепятственно пройти человек. Было принято решение в охраняемую зону идти полным составом разведгруппы. Несмотря на то, что поле было в основном нейтрализовано, мы с трудом продвигались к намеченной цели. Постепенно туман становился более разряженным, и перед нами предстала живописная зеленая долина, обрамляющая озеро. Это был райский уголок - курортная зона для неземных существ, которые гуляли вдоль побережья, купались в водах озера, катались на водных велосипедах, играли. Периодически они усаживались за столы и употребляли неведомо откуда появившиеся яства, которые также загадочно исчезали, когда существа, насытившись, вставали из-за стола. Существа, похожие на людей были обоих полов, и периодически, то тут то там, можно было наблюдать их любовные утехи. Были и дети, но они почему-то никогда не были рядом с родителями.

Неземной сад. худ. Иванщенко В.

Мы остановились в нерешительности у небольшой каменной гряды, прежде чем сделать попытку первого контакта. Необходимо было обдумать план дальнейших действий.

Прежде всего, мы посчитали необходимым при первых контактах не привлекать общее внимание. Не смотря на то, что без защитных костюмов и, в частности, шлемов мы становились физически уязвимыми, мои друзья приняли решение идти в зону, облачившись в имитацию одежды аборигенов. Они сбросили защитные костюмы, и через минуту их было трудно отличить от местных жителей. В мою задачу входило, укрывшись в расщелине между камней, наблюдать за их действиями, и в случае опасности принять меры для их спасения. Связь с моими спутниками прервалась буквально после того, как они сделали с десяток шагов, но это не сильно насторожило меня. Визуально я наблюдал, что они очень мирно гуляют среди аборигенов, пытаются вступить с ними в контакт, и как мне показалось, периодически приветливо машут мне руками, все больше удаляясь от моего укрытия. После истечения условленного промежутка времени я начал проявлять беспокойство. Я уже не мог различить их в праздно гуляющей толпе. Я оставил защитный шлем за большим камнем и, облачившись в одежду аборигенов, решил подойти немного ближе к озеру: подняться на холм, чтобы с него визуально определить место нахождение моих спутников. Через десяток шагов, сделанных к намеченной цели, я стал ощущать, что меня влечет вниз к толпе на побережье. Я попытался вернуться назад, но меня охватило дискомфортное состояние и я, минуя холм, дошагал до изумительной красоты озера. Мое появление аборигенов не удивило. Они, бросая на меня поверхностные взгляды, избегали всякого рода контактов. Я смешался с толпой, и в общем потоке стал двигаться вдоль набережной. Неведомая сила легким и неназойливым способом предлагала мне новые и новые развлечения: от романтических катаний на горках до принятия яств, которые, при возникновении легкого чувства голода, возникали рядом, и мои волевые усилия принять нестандартные решения пресекались мягко, но настойчиво. Мои попытки резкими вызывающими жестами заставить аборигенов обратить на меня внимания закончились плачевно: я почувствовал дискомфортное состояние, легкое головокружение и ощущение замкнутого пространства, затем тело мое обмякло, как после приличной дозы успокоительного, после этого наступил краткий период забытья, и я оказался опять на берегу моря, на поляне в расслабленном положении. Мы были в плену неведомой силы, которая нянчилась с нами как с аборигенами и, не задумываясь, включила в поток их повседневной жизни. Более сложного и дурацкого положения не могло и быть. Одетые, как аборигены, для облегчения контакта, не имея в руках никаких технических средств, нас вынуждали до конца своих дней остаться на этой планете, наслаждаясь тихой и спокойной жизнью. Единственным нашим оружием был, развитый по сравнению с аборигенами мозг, и воля к сопротивлению.

Я уже осознавал, что существа, которые нас окружали, стали идиотами, благодаря длительному периоду беззаботного и бессмысленного существования. После создания для себя райского уголка они окончательно потеряли способность мыслить. Когда-то, на первых этапах такой жизни, местные жители еще были способны к творческой активности в области создания индустрии развлечений. Но постепенно с развитием сложных интеллектуальных центров по обслуживанию населения, машины стали весьма успешно, без участия человека, решать все задачи по жизнеобеспечению изолированного центра. Машины отняли у человека последнюю возможности творческой активности, и оставили людям роль потребителей сомнительных благ.

Я сознавал, что мои товарищи так же, как я, где-то плутают среди идиотов. На секунду представил их глупые лица, но было не до смеха. Спасти нас могли только наши шлемы, оставленные в расщелине между камней, в зоне, куда не было доступа аборигенам. Я бродил вмести с аборигенами среди центров развлечений, и многократно приближался к тому месту, где до желаемых шлемов было рукой подать. Стоило мне сделать шаг в сторон, как ненавязчивые опекуны весьма корректно возвращали меня в “безопасную зону”, создавая дискомфортное состояния. Весь отрезок пути до заветных шлемов просматривался. До шлемов было рукой подать. Я изучил маршрут до заветного места, просчитал количество необходимых шагов, представил каждое свое движение по пути к намеченной цели. Я должен был весьма резво пробежать пятьдесят-шестьдесят шагов, просунуть руку за камень, схватить шлем и одеть его на голову. И так, очередной раз, подходя к точке старта, я повторял мысленно: рывок до камней, резкое движение рукой… Моя надежда была на то, что я смогу все это проделать автоматически, без рассуждений во время броска. Наконец я решился на рывок, дальше было как в тумане, я сделал рывок, из которого помню первые 20-30 шагов, затем наступило забвение, дискомфортное состояние, ощущение замкнутого пространства, затем успокоение – я расслаблен и, наконец, осознание того, что я нахожусь на штрафной поляне. Я осмотрел свое тело, затем приподнял руку, чтобы дотронуться до головы, и увидел в руке шлем, который судорожно сжимали пальцы, я продолжил движение руки и надел шлем на голову. Опять расслабление и сон, сон в спасительном шлеме, который приступил к выполнению своих функций, как хранитель моего мозга. Встал бодрым и уже не подвластный чужой воле зашагал к расщелине шкалы за спасительными шлемами для моих товарищей. Поиски друзей не заняли много времени. Я сам нахлобучил на их головы шлемы, и мы беспрепятственно покинули гостеприимную зону, даже в полной мере не насладившись прелестями райской жизни.

Наша работа на планете Зольба подходила к концу. Как разведчики мы выполнили свою миссию, и теперь готовились к старту. Собранные в экспедиции материалы нужно было срочно переправить на Землю в “интеллектуальный центр”. Нас же ждала обычная процедура после возвращения: карантин в реабилитационном центре, затем период отдыха и участие в создании программы возрождения интеллектуальной жизни на Зольбе в качестве консультантов.

Пульт управления космолетом. худ. Швец. Ю.

Я подошел к космолету, перед глазами появилась панель управления. Нахожу область на панели – почтовая транспортировка живого груза и даю команду на активизацию программы. Из космолета, от его круглой поверхности отделился шар, он на секунды зависает в воздухе, ожидая дальнейшем команды. Я плавно опустил шар на поляну и включил программу подготовки к транспортировке. Шар, постепенно изменяясь, принял форму диска или круглого одноцветного ковра с небольшим утолщением посередине.

Рядом с космолетом с глупыми лицами стоят два аборигена, которых мы подготовили для транспортировки: молодые мужчина и женщина в шлемах. Эта пара идиотов всегда держалась вместе, и мы решили, что вместе их будет легче адоптировать к непривычным земным условиям. Они стояли с блаженными выражениями на лицах: специально составленная для этих целей программа создавала у них иллюзию, что они находятся в привычной для них обстановке у озера. Я подал команду, и идиоты в шлемах направились к ковру, затем улеглись в центре круга. Затем мы стали заполнять поверхность на ковре различными предметами, материальными свидетельствами угасшей культуры.

Подготовительная работа была закончена. Я отошел на безопасное расстояние и дал команду на транспортировку. Я много раз наблюдал, как происходит отправка почтовых посылок и космолетов, но не переставал восхищаться достижениям современной техники. По моей мысленной команде из невидимых пор ковра стал ровным столбиком подниматься синеватый туман, обволакивая предметы на ковре. Очень ровно синеватый туман заполнил ограниченное невидимой преградой пространство. Создавалось впечатление, что люди и предметы, лежащие на ковре, находятся в сосуде с прозрачными стенками, наполненном какой-то жидкостью. Туманная область, начиная с краев начала вращаться вокруг центра, контуры людей и предметов в тумане стали расплываться, туман начал приобретать грязноватый оттенок. Вращающаяся масса превратилась в вихрь, который вытянулся и принял форму вращающейся сигары, оторвался от поверхности планеты, застыл на секунду в воздухе и исчез.

Настала пора и нам прощаться с планетой. Работа была выполнена, и нам, разведчикам, здесь нечего было здесь уже делать. Я вспомнил глупые лица аборигенов. И мне захотелось через несколько галактических лет вернуться на эту планету, когда закончится программа по создания интеллектуального общества.

До настоящего времени, работая в рамках программы “Интеллектуальный штурм”, нам удалось обнаружить всего две планеты, на которых была разумная жизнь. Жители этих планет находились на самой низкой ступени интеллектуального развития и не могли внести свой вклад в решение задач по сохранению жизни во Вселенной во время “космической зимы”. Тем не менее, интеллектуальный совет принял решение не уничтожать открытые цивилизации и не проводить операцию замещения, заселяя землянами планеты, а развивать самобытные цивилизации.

После получения нашей посылки с планеты Зольба в интеллектуальном центре будет проанализирована ситуация на планете. Пройдет несколько лет и десятки, возможно сотни вездеходов начнут штурм закрытых зон на планете: фантомы – электромагнитные роботы блокируют работу центров управление закрытыми зонами. Идиоты на короткое время останутся без опеки, до того момента как начнет действовать новая программа – программа по возрождению на планете интеллектуальной жизни; не до конца заснувший мозг аборигенов начнут активизировать. Эти преобразования будут продолжаться до тех пор, пока жители планеты Зольба не смогут на равных вести диалог с землянами.

Наступила пора эвакуации. Я направил вездеходы прямо на звездолет. Они с разных сторон уперлись в шарообразную поверхность звездолета, и медленно растворились в шаре. Мы ждали до тех пор, пока не исчезнет последняя деталь вездехода.

Эвакуация нашего временно дома не заняла так много времени. Он сам сложился, преобразовался в шар, подлетел к звездолету и слился с ним. Мы подошли к шарообразной поверхности звездолета, прислонились к его поверхности.

“До свидания планета, Зольба, до встречи в период твоего обновления”, – были мои последние мысли перед стартом, перед тем как, мое тело превратилось в энергетический сгусток.

Следующими моими мыслями, когда я вновь, обретя тело, почувствовал почву под ногами, были: “Здравствуй, Земля!”



  • главная